Домой Экономика Минфин предложил «делиться» Фондом национального благосостояния с другими странами

Минфин предложил «делиться» Фондом национального благосостояния с другими странами

20
0

Российские активы на Западе хотят защитить с помощью правительственной «кубышки»

Минфин РФ предупредил о возросших рисках ареста российских активов и счетов в США и Западной Европе. В качестве превентивной, защитной меры ведомство предлагает часть свободных средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) предоставлять другим государствам — в виде кредитов на закупки российской продукции. Опрошенные «МК» эксперты не видят логической связи между этими двумя посылами. По их словам, кредиты не могут служить гарантией, что имущество РФ не арестуют или не заблокируют за рубежом.

Минфин предложил "делиться" Фондом национального благосостояния с другими странами

Фото: Марат Абулхатин

Свои тезисы Минфин РФ изложил в пояснительной записке к поправкам в Бюджетный кодекс об управлении средствами ФНБ. В документе говорится, что за последние 10 лет суммы финансирования иностранных правительств по экспортным контрактам из российского бюджета устойчиво росли. Сегодня, в условиях коронакризиса и дефицита бюджета, изыскивать на это деньги стало сложнее. Однако отказываться от обязательств перед зарубежными партнерами нельзя, и тут как раз может пригодиться ФНБ.

Лаконично предупреждая о рисках ареста зарубежных активов РФ, Минфин делает отнюдь не техническое, а скорее политическое заявление. Которое, кстати, не подкреплено в документе никакими доказательствами. Гораздо более развернуто сформулирована вторая часть этой «дилогии» — о кредитах на закупки российских товаров. В частности, в пояснительной записке отмечено, что договоры межправительственных займов из средств ФНБ нужно готовить с особой тщательностью. Если по-простому, это чтобы заемщики не «кинули» Россию. Стоимость таких кредитов не должна уступать в доходности российским облигациям федерального займа (ОФЗ).

«Очень трудно уловить логическую связь в рассуждениях Минфина, — недоумевает доктор экономических наук Игорь Николаев. — Допустим, мы предоставили кредит Венгрии. Разве это снизит вероятность блокировки счетов нашего правительства или активов госкорпораций в США или Великобритании? И если какая-нибудь страна пойдет на столь жесткие меры, каким образом мы смягчим их последствия?»

Возникает еще один вопрос: много ли у России продукции, которая при любых обстоятельствах будет востребована на Западе и обойдет в конкурентоспособности тамошние изделия? К тому же речь идет о кредитах, а их далеко не всегда возвращают. Понятно, что мы всегда можем предоставить зарубежным партнерам суперльготные условия. Но такая ситуация чревата для нас большими издержками. Плюс ко всему, это уже не рыночный, а политический инструмент продвижения товара на другие рынки. Прискорбно, что сегодня политические факторы играют все большую роль в экономике, констатирует Николаев. На его взгляд, в контекст происходящего укладывается и заявление главы МИД России Сергея Лаврова китайским СМИ — о необходимости отказа от использования международных платежных систем, находящихся под контролем Запада.

Формулировка Минфина грешит алармизмом, с явной политико-пропагандистской подоплекой, считает профессор ВШЭ Алексей Портанский. По его словам, арест может коснуться только определенных российских активов, организаций и лиц за рубежом — тех, что подпадают под американские и европейские санкции в отношении РФ. Но финансовое ведомство предупреждает о гораздо более грозном и при этом менее внятном сценарии. Что касается кредитов на закупку российской продукции, то Европу (в отличие от третьих стран) это едва ли заинтересует: сюда мы поставляем весьма ограниченный и хорошо известный набор товаров, таких, к примеру, как удобрения.

Иначе считает заместитель руководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова. По ее мнению, такие кредиты могут стать неплохим шансом поддержать отечественного производителя и научно-исследовательские разработки. Прецеденты уже имеются: например, в 2017 году Россия предоставила Турции кредит на сумму почти в $1,5 млрд в целях покупки последней ЗРК С-400. К настоящему времени Анкара уже рассчиталась по нему. Другими потенциальными покупателями российских вооружений могут быть Китай и Индия, а это надежные заемщики, рассказывает эксперт.

Основной же минус, по ее словам, в следующем: кредитование Россией третьих стран вовсе не является гарантией, что российские активы за рубежом не подвергнутся блокировке. Власть может смениться, отношения с партнером (к примеру, таким капризным, как Турция) — испортиться, а его экономическое положение — ухудшиться из-за внешних вызовов, например, очередной эпидемии. Кроме того, отечественным неэкспортирующим предприятиям, особенно сфере услуг, будет непонятно, почему «неприкосновенные» средства ФНБ расходуются куда угодно, только не на нужды малого и среднего бизнеса.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь