Домой В России Город просыпается: готов ли Челябинск к городскому активизму и нужно ли ему...

Город просыпается: готов ли Челябинск к городскому активизму и нужно ли ему это вообще (ФОТО)

27
0

Город просыпается: готов ли Челябинск к городскому активизму и нужно ли ему это вообще (ФОТО)

В Челябинске прошел конфест городского активизма «Давай так!», вызвавший большой интерес. Более 50 спикеров из 13 городов и 3 стран, 10 дискуссионных площадок плюс выставки, презентации и свободный микрофон, позволяющий высказываться любому и по любому поводу, высокая интенсивность работы и комфортный формат общения.

До сих пор в Челябинске не проводилось столь масштабных очных дискуссий о роли горожан в развитии города. Да и выбранный формат – одновременно и конференция, и фестиваль – необычен. Впервые его апробировали в 2019 году в Санкт-Петербурге. Поэтому «Новый День» предложил организаторам конфеста проанализировать процесс и подвести условные итоги: готовы ли челябинцы к городскому активизму и нужно ли им это вообще.

«Изначальный смысл мероприятия и формата, заложенный в названии – комбинации конференции и фестиваля, в том, что конференция может быть веселой, а фестиваль может быть содержательным, – говорит один из организаторов, руководитель проектов Центра урбанистики «UP», ЕУСПб Олег Паченков (Санкт-Петербург). – Городской активизм – это не про городских сумасшедших. Это про интересных людей. Одна из целей конфестов – показать, что городские активисты – это интересные, адекватные, талантливые люди.

Еще одна задача заключается в том, чтобы сообщества этих активных людей как-то поддержать. В Петербурге с этим нет проблем, поэтому там было хорошо начинать делать конфест, так как было на что опереться: было понятно, кого звать, да и тестировать первый раз формат хорошо там, где надежно. Но даже в Петербурге оказалось, что многие люди в жизненной спешке, как все мы, не успевают пообщаться и обсудить что-то важное между собой. И это еще одна цель конфеста – сделать встречи, что называется, по Гамбургскому счету: когда сообщество обсуждает то, что важно для него. Не с целью попиариться или что-то продемонстрировать другим сообществам, власти или кому-то еще, а проговорить важные для самих себя – и для урбанистики, и для активизма вещи.

И челябинский конфест стал первым практическим выхлопом конфеста питерского: формат сработал, формат понравился и организаторам, и участникам. Стало понятно, что надо продолжать. Первый конфест запустил новые проекты и нетворкинг в масштабе страны, а не просто города: мы привезли в Челябинск людей из Петербурга, Уфы, Екатеринбурга, других мест. На сессиях, организованных в рамках челябинского конфеста, обсуждались темы, которых не было первый раз – они стали результатом общения тех, кто принимал участие в питерском конфесте».

Одной из причин, по которой второй конфест решено было провести в Челябинске, стало отношение жителей к своему городу: «Мы видим у Челябинска потенциал, – говорит Олег Паченков, – видим много симпатичных нам вещей, и при этом слышим от самих челябинцев сплошной скепсис в отношении города, нам абсолютно непонятный. Это очень странно. Нельзя жить в городе и не любить его».

Действительно, все архитекторы, дизайнеры городской среды и урбанисты, побывавшие в Челябинске, отмечают его невероятный потенциал – в городе есть река, есть лес в центре, есть много пустого пространства, есть уникальные исторические здания, но что с этим делать, похоже, никто из местных не понимает: «Мы уже лет 20 слышим об огромном потенциале Челябинска, но ничего не меняется, – говорят они. – И мы уже устали гулять по Кировке, проспекту Ленина и парку имени Гагарина. Там красиво, и именно туда ведут всех приезжих. Но это далеко не весь город, а гулять больше негде».

Проблема, конечно, не только в том, что мало мест для променада. Претензий к городу у челябинцев много: здесь и ограниченность выбора (от ассортимента товаров в магазинах до авиарейсов), и в целом недружелюбная городская среда (включая общественный транспорт), и экология (можно сколько угодно говорить о красоте и потенциале, но если более полугода в городе трудно дышать, то никакая красота это не компенсирует), и градостроительная политика, и отсутствие карьерных перспектив (в Челябинске очень любят говорить о людях как о главной гордости, однако большинство талантливых и перспективных уезжает и возвращаться не собирается), и взаимоотношения власти и общества.

«В Челябинске существует две параллельные реальности: чиновники, которые принимают кривые решения и воплощают эти кривые решения, и горожане, которые говорят: «Блин, да что вы делаете?!» И эти линии пока никак не пересекаются», – отмечали участники конфеста.

«То, что я сейчас слышу – это абсолютно питерский дискурс, – отметил Олег Паченков. Но только у нас все сравнивают с Москвой: там движуха, а у нас болото. Но вот когда питерцы раз двадцать повторили «болото», они задумались и решили: ну, раз власти ничего не делают, давайте сделаем это сами. И начали делать. Не надо ждать. Взять и договориться с каким-то магазином на доски и гвозди, собрать несколько человек с шуруповертами – для этого не нужно денег. Дело не в деньгах, а в том, как ты думаешь о городе и о себе в нем. Во что ты веришь и на что ты, как тебе кажется, имеешь право. И в этой установке корень очень многих вещей».

«Мы должны перестать ожидать от администрации, что они проснутся и все исправят. Люди сами наполняют места смыслами, – поддержала инициатор конфеста, продюсер городских проектов Елена Штайн (Берлин). – В Челябинске ощущается привкус большого ожидания горожан: кто-то должен прийти и сделать. Челябинцы научились видеть изъяны, научились жаловаться на это – то есть, они уже могут высказывать претензии и формулировать запросы. Следующий шаг – в идеале – начинать проявлять инициативу. То, что этого пока не происходит или происходит точечно, – это ни хорошо и ни плохо, это процесс развития города.

Я не призываю никого самостоятельно класть асфальт или плитку. Но, и об этом много говорилось на конфесте, есть много других способов быть в контакте с городом».

Очевидно, что конфест удался: из полутора тысяч зарегистрировавшихся пришли более тысячи. Этого не ожидали даже сами организаторы.

«Пришло очень много людей. Я больше всего боялась, что придут слушатели и публика, а не участники. Но этот страх очень быстро исчез. И мы немного недооценили потенциал тех, кто пришел, – говорит Елена Штайн. – У нас были запланированы интерактивные форматы: например, «Свободный микрофон», или ребята из «Клоповника» через выставку призывали к общению, или Наталья Баранова из «Теплицы социальных отношений» спонтанно – прямо на конфесте – предложила акцию «Бережный разговор». Все эти немного необычные форматы были очень востребованы.

Мы за час до конфеста подумали: нужно сделать такую стену, где люди могли бы что-то написать. Купили бумагу и прищепки, чтобы эти надписи приколоть. И в итоге получили 5 стен, обвешанных слоганами, контактами, предложениями, поисками единомышленников, просто информацией о проектах. Оказалось, что в Челябинске очень много всего интересного есть, просто людям нужно наладить коммуникацию между собой.

Теперь мы думаем, что с этими посланиям делать. Потому что конфест – это не про сиюминутный успех мероприятия, а об устойчивости того, что запускается и развивается в городе».

Отметим, что более 90% принявших участие в конфесте были младше 30 лет. Несмотря на то, что информация о готовящемся мероприятии была размещена в соцсетях в группах и чатах, где собирается много людей, критикующих челябинскую действительность и заявляющих, что них есть знания или идеи, как сделать город лучше, почти никто из них не пришел.

«Активность молодежи очевидна – у них много энергии. И если мы тут обсуждаем, как построить что-то новое, то в этом новом жить им в первую очередь, – отмечает Олег Паченков. – Поэтому очень логично, что они приходят обсуждать, как им жить, и они сами свои идеи будут воплощать.

То, что не приходят люди среднего возраста – это типично. Под них нужно специально создавать проекты – более сложные. Им неинтересно просто прийти поболтать, они это все уже прошли. На конфест приходят те, у кого бурлит, а у более взрослых мысли уже устаканились, они думают, что знают, как надо. Они на такие мероприятия не ходят, если их не приглашают спикерами.

Есть еще нюанс: у нас люди не особо склонны дискутировать. У нас мало площадок, где можно обсуждать, и нет культуры обсуждения. Это разительно отличается от того, что происходит во Франции или Германии: там настолько развита культура дискуссии, что временами кажется чересчур. Они беспрерывно что-то обсуждают. А у нас люди, выросшие в культуре, не подразумевающей обсуждение, на мероприятия типа конфеста не приходят, потому что привыкли либо выступать с трибуны, либо слушать тех, кто выступает с трибуны.

Но этих людей нужно вовлекать в те проекты, где они имеют возможность создать результат: например, проект партисипаторного бюджетирования, который мы делаем в Питере «Твой бюджет» – вот в нем статистка абсолютно отличающаяся от среднестатистической по активизму. У нас каждый год растет число людей среднего возраста, которые приходят в проект. Потому что это проект, в котором люди распределяют городской бюджет, обсуждаемые проекты реализуются, и на это можно посмотреть Поэтому люди, которые хотят увидеть результат, туда идут. Но при этом они не очень готовы к формату «делай сам» и, тем более, к формату «участвую рублем».

В Челябинске ситуация аналогичная: горожане готовы принимать участие в обсуждении, но пока не очень стремятся переходить от слов к действиям: «Я искала партнеров в Челябинске, которые подхватили бы идею конфеста на уровне ресурсов. Было тяжелее, чем в Питере, – рассказывает Елена Штайн. – Здесь было не объяснить, почему нужно забесплатно и еще собственными силами вливаться в процесс. Они не понимают, что на выходе. Понятие социальной ответственности – оно еще слабо выражено.

В Петербурге нам удалось сделать конфест экологически корректным. Здесь нам помог кончено же Дмитрий Закарлюкин со своей «Разделяйкой» и с осознанным экологическим потреблением. Но в Петербурге мы это прямо сквозной темой сделали: у нас даже еда была из организации «Еда спасет мир», собирающей остатки в магазинах, которые выкидываются, и из кафе «Огруцы» (проект «Простые вещи» – инклюзивные мастерские для людей с ментальными особенностями). И хотелось чего-то такого здесь, но мы не смогли найти. Не смогли найти партнеров, которые осознанное потребление объявили бы лейтмотивом своей деятельности. Что я могу тут сказать? Есть свободная ниша, ребята, в Челябинске. Давайте начинайте!

Ну, то есть люди подключались лично, но не подключались компаниями. Это, конечно, говорит о еще сонном состоянии города и восприятии того, что мы можем в городе, а чего не можем».

«В Европе это давно существует. Наконец, и у нас горожане начали проявлять интерес к городской жизни. Так что это определенный шаг вперед, – отмечает социальный антрополог, специалист в области междисциплинарных городских исследований, куратор арт-сайнс проектов Лилия Воронкова (Санкт-Петербург). – Это уже не просто разговоры о том, что все плохо, плитку положили криво и так далее. Это уже определенная гражданская ответственность, когда люди понимают какие-то городские процессы, понимают, что они сами могут сделать, к кому они могут обратиться. Появляется какая-то гражданская позиция. Пусть она касается города, но это не про то, что мы замечаем недостатки и указываем на них. Это уже следующий шаг, и это об ответственности горожан перед городом.

То, что на конфест в Челябинске пришло такое количество народа, определенно говорит об интересе к городским пространствам и процессам. Люди очень активно включались в самые разные темы, слушали, задавали вопросы, потом в кулуарах обсуждали – то есть, их в принципе зацепило. При этом, они не воспринимают информацию как прямое руководство к действию, они ее осмысляют, обсуждают, каких-то спикеров критикуют, с какими-то соглашаются – такое критическое мышление необходимо для городских процессов.

Меня впечатлила активность, с которой люди готовы были делиться своими компетенциями, контактами – у нас была такая интересная информационная стена. Это очень важно, для того, чтобы процессы начали запускаться: люди открыты и готовы предлагать себя, искать единомышленников и соратников. И мне кажется, что критическая масса, готовая к деятельности, в городе уже созрела».

«Наивно было бы говорить, что после нас все здесь сейчас попрет, – резюмирует Елена Штайн. – Но я думаю что, по крайне мере, те, у кого есть уже какие-то инициативы, почувствуют в себе силы. Я всегда говорю – и это не беда Челябинска, это беда сообщества людей, делающих больше, чем работать с 9 до 17, – они не умеют праздновать сами себя. Потому что это морально неоправданно. Поэтому у людей с такими запросами – на спасение мира – очень высокая степень выгорания. Их проекты часто вспыхивают, как искры, и быстро потухают. Я надеюсь, что эти люди, придя на конфест, почувствовали, что они делают все правильно. И это даст им силы.

Ну, и мы еще остаемся в Челябинске еще на какое-то время со Школой городских пионеров (SUP). С июня запускаем программу «Действуй громко», чтобы помочь таким инициативам заявлять о себе. Программа будет реализована одновременно в Челябинске, Нижнем Тагиле, Уфе и Екатеринбурге.

В сентябре очень хотим сделать еще один набор городских пионеров. Но уже после первого опыта со школой в Челябинске мы понимаем, что что-то движется. Это не мы сделали конфест, это делали ребята здесь, на месте. И мы рады быть сопричастны этому процессу».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь